Статья

23.08.2018
Лев Коломыц
Труд не впрок

Труд не впрок

Как повысить производительность труда на Дальнем Востоке

Хорошо работает не тот, кто работает больше, и даже не тот, кто более квалифицирован - а тот, кто применяет свою квалификацию в нужном месте в нужное время. Так можно сформулировать основной постулат подхода к повышению производительности труда. Россия отстает по этому показателю от Европы и США, Дальний Восток - от среднероссийских значений. При этом перед страной стоит задача резко повысить производительность, чтобы обеспечить научно-технологический прорыв - иначе транзит в «светлое будущее» для всех нас может не состояться. Вопрос - как организовать это нужное место и время здесь и сейчас?

Тема производительности труда в последние два года находится в фокусе внимания российского руководства. В 2017 году утверждена приоритетная программа «Повышение производительности труда и поддержка занятости» . Для её реализации создан Федеральный центр производительности труда, цель которого - «запуск и реализация программ повышения производительности труда и поддержки занятости в 15 субъектах Российской Федерации на 150 предприятиях в 2018 году с расширением до 85 субъектов Российской Федерации и 850 предприятий к 2025 году».

Результатом программы в каждом субъекте РФ должен стать прирост производительности труда на предприятиях-участниках региональной программы не менее чем на 5% (по результатам первого года участия в программе) и 10% (второго года участия). В рамках региональных программ должен быть разработан и реализован комплекс мер по повышению производительности труда на не менее чем 850 предприятиях, включающий аудит финансово-хозяйственной деятельности предприятий для поиска резервов роста производительности труда, повышение эффективности производственных систем; увеличение производственной и инновационной активности; развитие механизмов трансфера технологий; развитие цифровизации. В рамках программы в 2020 году должна быть запущена ИТ-платформа управленческой и технологической компетенции. Объем финансирования программы - около 90 млрд. руб.

Кроме того, летом текущего года правительством РФ обсуждался новый национальный проект «Повышение производительности труда и поддержка занятости», предполагающий проведение в течение пяти лет (с 2019 по 2024 годы) обучающих мероприятий по повышению производительности труда для 80 тысяч менеджеров крупных российских компаний, силами консультантов из PricewaterhouseCoopers, Deloitte Touche Tohmatsu, Ernst & Young и KPMG (общая стоимость проекта - 156 млрд рублей).

У Агентства стратегических инициатив тоже есть направление, посвященное производительности труда: «Кадровое обеспечение промышленного роста», нацеленное на обеспечение российской промышленности рабочими и инженерами нового поколения, ядром которого является «Ворлдскиллс Россия» - система мониторинга качества подготовки кадров посредством участия в национальных и международных чемпионатах профессионального мастерства.

Согласно прогнозу Международной организации труда (МОТ), Россия сопоставима по производительности труда (по объему ВВП на одного работника в долларах США) с такими странами, как Аргентина, Латвия и Казахстан, уступая лидеру (Люксембург) в 4 раза, США - в 2,5 раза и Германии - почти вдвое. Понимая разницу между экономикой России и Люксембурга, всё же следует признать, что заявленный руководством страны научно-технологический прорыв и выход на новый качественный уровень российской экономики такая производительность обеспечить не сможет.

Работать больше и лучше

Производительность труда - комплексный показатель, включающий множество составляющих, от квалификации работников и технологий до климатических условий места производства. При этом, производительность обратно пропорциональная длительности рабочего времени: по данным той же МОТ, в Европе больше всех работают не трудолюбивые немцы, а греки и россияне. Во многих случаях эффективность зависит не от квалификации или технологий, а от того, в какую систему разделения труда встроен работник (об этом в своих лекциях подробно рассказывает Петр Щедровицкий): таксист в Лондоне за одну и ту же работу получает в разы больше, чем его коллега в Тегеране. Ученые выделяют внутренние по отношению к предприятию факторы производительности (квалификацию персонала и управленцев, технологическую оснащенность, организацию труда, стимулирование и т.д.), и внешние (социально-экономическая ситуация в страте/регионе, состояние рынка труда, состояние кооперации с другими предприятиями, спрос на продукцию предприятия и другие). Ключевым для производительности может оказаться любой из этих факторов, в зависимости от конкретных обстоятельств.

Нельзя сказать, что топ-менеджеры Российской империи / СССР / Российской Федерации не предпринимали никаких усилий для повышения этого показателя. Со времен Ивана III русское государство активно участвовало в международной системе разделения труда, перенимая передовые технологии, а с реформами Петра I страна включилась в догоняющую индустриализацию, которая циклически продолжается до сих пор. За это время применялись различные методы повышения производительности: закупка и копирование зарубежных технологий, развитие собственных инженерных школ, улучшение организации труда, экономическое стимулирование и другие.

Рискнем предположить, что для Приморского края основное влияние на производительность труда из внутренних факторов оказывают низкая квалификация кадров (как управленческих, так и исполнительских) и слабая технологическая оснащённость предприятий. Из внешних - сложившаяся в 1990-е - 2000-е годы модель интеграции с АТР, а также малый объем внутреннего рынка, что не позволяет увеличивать производительность труда за счёт глубины его разделения.

Эту зависимость, на которую, описывая производство булавок, в 1776 году указал Адам Смит, можно считать первым принципом организации высокоэффективного производства. Второй принцип - увеличение добавленной стоимости, и, как следствие, производительности труда, по мере продвижения от начальных звеньев цепочки производства (добыча сырья) к конечным (производство потребительских товаров). Третий принцип - это учёт факторов пространственного размещения производства относительно ключевых ресурсов: источников сырья, элементов транспортной и энергетической инфраструктуры, квалифицированной рабочей силы. Производственная система в этой оптике представляет собой проекцию системы разделения труда на географический ландшафт.

Данную тематику исследует экономическая география, которая за последние 100 лет (силами авторов от А. Тюнена до нобелевского лауреата П. Кругмана) выработала ряд подходов к определению того, какое производство имеет смысл строить на той или иной территории. Игнорирование этого принципа приводит к неэффективным затратам на строительство и содержание неудачно расположенных предприятий, которые рано или поздно приходят в упадок.

Экономика СССР с точки зрения этих трех принципов была устроена негармонично: руководство страны старалось обеспечить глубину разделения труда и полный цикл производства (в том числе, за счет кооперации со странами Восточной Европы), но в передовых отраслях, вроде автомобилестроения и электроники, до конца этого сделать не удалось. Что касается пространственного размещения предприятий, то с 30-х годов прошлого века оно строилось не на принципах экономической целесообразности, а в ориентации на снижение потенциальной уязвимости производств и инфраструктур в условиях военного конфликта. Нетрудно заметить, что в ходе развития дальневосточного региона упомянутые принципы создавали тупиковую ситуацию: создавать здесь автохтонное производство полного цикла оказалось географически нецелесообразно, а включение с сырьём в технологические переделы сопредельных стран не давало желаемой доходности. К 1980-м годам экономика региона была в основном замкнута на СССР, в 1990-е годы в ходе разрушения производственной кооперации она подверглась массированной деиндустриализации, после чего остатки добывающих индустрий, уже в полном соответствии с принципом №3, встроились в экономику Японии, Кореи и Китая (разумеется, на условиях контрагентов) с металлоломом, трепангом и круглым лесом. Во многом, низкая производительность труда на Дальнем Востоке объясняется именно этими обстоятельствами.

Повысить и углубить

В стратегии развития Дальнего Востока 2009 года отмечено, что «производительность труда в расчете на одного занятого в экономике Дальнего Востока и Байкальского региона в 4 раза ниже, чем в Японии, в 6 раз ниже, чем в США, в 2,5 раза ниже, чем в Южной Корее, и в 5 раз ниже, чем в Австралии». В Стратегии социально-экономического развития Приморского края до 2030 года отмечено, что темпы роста ВРП края в 2000-2014 годах на 90% обусловлены повышением производительности в регионе. Перспективными отраслями края, в которых производительность труда может быть существенно увеличена, считаются агропром, добыча и переработка морепродуктов, транспорт, судостроение, лесная отрасль и добыча полезных ископаемых.

Согласно Стратегии развития края, в 2015 году производительность труда на одного занятого в краевом растениеводстве и животноводстве составляла 0,4 млн руб. (один из самых низких показателей на Дальнем Востоке), к 2030 году её предполагается повысить до 1 млн руб. на человека. Прирост производительности труда в производстве сельскохозяйственной продукции должен составить (по отношению к 2016 году) 150%. Производительность в производстве продуктов питания (кроме рыбных) вырастет до 3,5 млн руб. на человека (100% к 2016 году).

На приморских судостроительных мощностях отмечена производительность труда в 3-4 раза ниже, чем у ведущих европейских и в 7 раз ниже, чем у лучших корейских судостроителей. Предписывается к 2025 году вывести её на уровень европейских верфей, к 2030 году - на уровне корейских. В транспортном секторе производительность труда должна вырасти до 5 млн руб. на человека. В лесопромышленном комплексе и добыче полезных ископаемых - на 120%, в сфере добычи и переработки морепродуктов - на 200% по сравнению с 2016 годом. В целом, в крае должна быть достигнут среднегодовой темп прироста производительности труда в 5%. Количество новых высокопроизводительных рабочих мест (за исключением бюджетной сферы) должно составить 3 тыс. чел. ежегодно до 2020 года, 4 тыс. чел. - в 2021-25 годах, и по 5 тыс. человек с 2026-го по 2030-й.

Для достижения этих показателей предлагается разработать и запустить региональную программу повышения производительности труда и поддержки занятости, провести самообследование предприятий с выявлением резервов роста производительности труда, привлечь к решению задачи научные и консалтинговые организации, создать программу переобучения для работников, высвобождаемых с предприятий - участников программы повышения производительности труда, вести активную политику на рынке труда (повышение доступности консультаций, профориентационных программ), повысить качество привлекаемых иностранных трудовых мигрантов, сократить масштабы незарегистрированного предпринимательства и неформальной занятости. Также предлагается присоединение региона к упомянутой выше приоритетной программе «Повышение производительности труда и занятости», для чего к 2020 г. должен быть создан краевой центр компетенций в данной области.

Внешние сильнее внутренних

Вопросы развития конкретных производств и отраслей в рамках инвестпроектов рассмотрены в других частях стратегии края, но перечень этих проектов, в целом, известен: свинокомплексы, коровники и корма в агропроме; верфь «Звезда» в судостроении; ВНХК и завод минеральных удобрений в нефтехимии; модернизация транспортного коридора «Приморье-1» (будущее МТК «Приморье-2» пока не поддается прогнозированию); развитие портовых и транспортно-логистических мощностей юга Приморья; «рыбный кластер» во Владивостоке. Все проекты нацелены на удлинение производственных цепочек, находящихся на территории края, за счет достройки переделов сырья или создания полного цикла производства.

Главным барьером, который будет препятствовать успешной реализации этих проектов, является вышеупомянутая интеграция экономики края в рынки АТР: китайцы активно покупают в Приморье круглый лес, сою и минтай, но принципиально не берут пиломатериалы, мясо и молоко. Проблематичным видится захват хотя бы части рынка гражданского судоремонта у корейцев и китайцев. Возможно, поэтому два крупнейших проекта «Роснефти», рассчитанных на полный цикл производства (ВНХК и «Звезда») ориентируются на внутренний рынок, будущее же аграрных проектов и рыбопереработки во многом зависит от возможности доступа продукции в страны восточной Азии.

Таким образом, один из ключевых потенциальных ресурсов для развития местной экономики - близость к АТР - пока остается незадействованным. Что касается транспорта и логистики, то в этой сфере главным ограничителем является недостаточность инфраструктуры. В целом, учитывая ключевую специализацию юга Дальнего Востока как транзитного региона, факт отсутствия разработанной и утвержденной Правительством РФ концепции развития транспортно-логистического комплекса региона не может не вызывать удивления.

«Перепрыгнуть» через ограничения географии можно, развивая в крае индустрии так называемой 4-й промышленной революции - информационные технологии, робототехнику, биотехнологии и производство новых материалов, для которых кооперация с АТР не является единственно возможным путём к успеху, и для которых пока ещё есть не полностью занятые рыночные ниши. Но в качестве прорывных эти направления в стратегии не рассматриваются.

Организационные шаги по повышению производительности, предлагаемые в стратегии, могут расцениваться как резонное дополнение к программе «новой индустриализации» края. Возвращаясь к внутренним факторам производительности, безусловно, следует положительно оценивать перспективу вхождения приморских предприятий в федеральную программу повышения производительности труда. Также стоит обратить внимание на такую планируемую единицу, как Центр компетенций в сфере производительности труда. Такой центр мог бы проводить анализ производительности приморских предприятий (сейчас систематически этим никто не занимается), для чего должны быть разработаны единые методические подходы и платформа оценки, например, уровня квалификации кадров. Кроме того, такой центр должен заниматься бенчмаркингом - исследовать, как бизнес оценивает и повышает свою производительность в других регионах и странах. Он сможет давать корректные замеры состояния местной экономики, поскольку федеральная статистика не отслеживает целый ряд региональных параметров - как следствие, администрации края и муниципалитетов часто не располагают информацией, необходимой для принятия управленческих решений. Впоследствии Центр компетенций может быть ориентирован на выработку рекомендаций для предприятий, а также на сотрудничество с другими регионами и другими «мозговыми центрами» в этой сфере.

Голосов:
0

Комментариев: 0

Просмотров: 1193

Поделиться

Новости

14.11.2018 //13:38
В Санкт-Петербурге эксперты обсудят вопросы социально-экономического развития российского Заполярья
13.11.2018 //19:09
Из Улан-Удэ можно будет летать в Новосибирск и Владивосток по льготному тарифу
13.11.2018 //12:53
Заповедник «Бастак» в ЕАО вошел в Международный Альянс охраняемых территорий
13.11.2018 //12:14
Москву назвали одним из лучших городов мира по условиям жизни
12.11.2018 //19:40
Центр поддержки экспортной деятельности открылся в Сахалинской области
12.11.2018 //16:41
Около тысячи новых рабочих мест появится в Ингушетии до конца года
12.11.2018 //14:31
В Комсомольске-на-Амуре прошла Ярмарка вакансий
09.11.2018 //15:12
Инвесторам компенсируют затраты на строительство инфраструктуры в ДФО
09.11.2018 //12:58
В 2019 году на развитие Дальнего Востока выделят более 21 млрд рублей
08.11.2018 //13:26
Агентство по привлечению инвестиций Амурской области и СИБУР поддержат малый и средний бизнес

Все новости

Также по теме