Интервью

02.08.2011
Татьяна Гиматдинова

"Для меня Россия - как болезнь. Не могу выздороветь..."

Как известно, общения в жизни журналистов хватает, даже слишком. Но, открывая маленькую тайну, признаемся: ярких персонажей в нашей повседневной работе не так уж и много. А уж если ты повстречал благодатного собеседника да еще из другой страны, – это, считайте, настоящая журналистская удача!

 

На днях она улыбнулась коллективу «Недели». Мало того, не только улыбнулась, но и много шутила, смеялась вместе с нами, рассказывала о себе и о своих «невероятных приключениях в России». Профессор старейшего в мире Болонского университета (Италия) Габриэлла Импости прибыла в Набережночелнинский филиал КФУ с кратким деловым визитом – обсудить дальнейшее сотрудничество в сфере образования, но, думается, запомнится всем нам надолго: потрясающим знанием русского языка, волевым характером, необыкновенным остроумием и… такой самозабвенной, трогательной любовью к России, что даже слезы наворачиваются…

Вот это да-а-а...

– Габриэлла, вы уже много лет знакомы с нашей страной. Можно сказать, находитесь с ней в тесном контакте. И, наверное, тогда, в годы «железного занавеса», поездка в СССР была для вас чем-то вроде экстрима…

– О, да-а-а! Это был шок!

– Интересно, какой вы представляли нашу страну до поездки, и какой она оказалась?

– Надо сказать, что поступить в Болонский университет на факультет иностранных языков и выбрать для изучения именно русский я решила потому, что тогда это было экзотикой. В группе нас было мало – 10-15 человек. Зато у нас была прекрасная преподавательница (русская по происхождению): очень строгая, мы ее страшно боялись.

Короче говоря, на второй год обучения, в июле 1977 года, мы с однокурсниками приехали в Москву в первый раз… (выдерживает длинную паузу). Вот это да-а-а-а… Это было что-то! Мы жили на окраине города в общежитии. До этого мы не были ни в одном подобном заведении: в Италии я снимала жилье с другими девушками. Конечно, нас было 15 в одной квартире, но это все равно совсем другое дело! Второе, что меня поразило, – огромный город и такие расстояния! Это было безумно интересно.
Тем не менее, Москва мне очень помогла. Я хорошо училась, получала приличные оценки, но, поскольку русский язык очень сложный, долго не могла на нем заговорить. Именно в столице я преодолела свою стеснительность и вместе с ней языковой барьер.

Что же касается моих ожиданий… Это было время, когда наши страны были двумя противоборствующими лагерями. Мы кое-что знали про Советский Союз, и, конечно, это были не самые положительные сведения.

– Например?

– У нас были контакты с диссидентами, которых выдворили из Советского Союза. Например, я познакомилась с Эрнстом Неизвестным. У него проходила выставка в Милане, и мы отправились к нему всей группой. Он, конечно, чудесный скульптор, но… совершенно сума-сшедший! Представьте себе: приехали молодые девчонки из Болоньи – специально, чтобы посмотреть на него и его скульптуры, а он первым делом… напоил нас виски! Притом двойным!

В том же 1977 году в Венеции проходила биеннале (международная выставка, проходящая каждые два года, – прим. ред.), посвященная диссидентству. Там мы по-знакомились с одним из основателей диссидентского движения в СССР Владимиром Буковским (в 1976 году советские власти обменяли его на лидера чилийских коммунистов Луиса Корвалана – прим. ред.). В общем, вы можете представить, как эти люди отзывались о стране, которая их изгнала… Короче говоря, мы знали, что в СССР существует диссидентское движение, чем оно дышит, мы читали работы многих общественных деятелей. Кроме того, с обеих сторон работала и очень мощная политическая пропаганда.

Поэтому поначалу мне казалось, что в Советском Союзе нормальные люди жить не могут. Но после первой же своей поездки я убедилась: нормальные люди есть везде. Это помогло мне понять, что наши взгляды во многом формирует пропаганда и ее нужно отделять от обычной жизни, нужно общаться с людьми. Поэтому для меня так важен стал язык. Это единственный способ понять другого человека и его культуру, сделать так, чтобы его культура стала и моей. Ну, хотя бы частично… До конца Россию я так никогда и не узнаю. Хотя и очень стараюсь. Думаю, что и вы до конца не узнаете.

 

«Чудесный и сумасшедший Эрнст Неизвестный»

 

Потому что лето

– Какими вам тогда показались советские люди?

– Мне было очень тяжело… как бы это сказать… с эстетической точки зрения. Города – даже такие, как Москва и Ленинград, – показались мне угрюмыми. Царила тяжелая, удушливая атмосфера. Мы не привыкли к этой… к этим… как это сказать?.. К этим мас-штабам! К тому, что от пункта А до пункта Б нужно идти, идти и идти… Для меня как жительницы Болоньи, которой более 2000 лет, которая существовала еще до римлян, это было проблемой.

Люди толпами шли в метро, по улицам... На нас они смотрели, как на чужих, которые никогда не станут «своими». Это тоже огорчало (хотя позднее мы обрели друзей в СССР).

И потом… Это, конечно, смешно, но я искренне не понимала, почему ступеньки на лестницах в СССР не могли быть одинаковой высоты? Я все время спотыкалась! И почему вентили с горячей водой на советских кранах не могут быть всегда с одной стороны – например, с правой?! У вас они то с этой стороны, то с той… И вообще, в большинстве случаев выясняется, что самой горячей воды и вовсе нет. Почему? Потому что лето!

Это, конечно, пустяки, я шучу. Просто в 1977 году я была очень молодая и очень глупая. И подход к жизни у меня был наивный: все или белое, или черное. И Россия развила во мне чувство оттенков.

Итальянцы читают "Задонщину"

– Вы преподаете русский язык на факультете иностранных языков. А вообще он пользуется спросом у итальянцев, или ваши группы такие же малочисленные?

– Вы знаете, сколько у меня студентов на первом курсе? Сто! Аудитория переполненная. В этом году ввели своего рода «селекцию», потому что в прошлом на наш факультет поступили 900 человек!

– С ума сойти!

– Действительно, с ума сойти! У нас просто не было ни сил, ни возможностей! На нашем факультете преподается 16 иностранных языков, включая японский, китайский, персидский, венгерский. По популярности русский язык среди них на довольно высокой позиции – наравне с немецким. В группе из 100 человек 90 – итальянцы. И они начинают с нуля.

– А что их приводит к изучению русского языка?

– Одни начитались Толстого, Достоевского, Чехова, Пастернака, Булгакова, и у них живой интерес к России (хотя они по-прежнему считают вашу страну экзотикой!). Других приводит более прагматический интерес: в Италии много маленьких предприятий, которые поставляют в Россию свои товары. Правда, потом некоторые мои выпускники приходят ко мне разочарованные: «Мы так долго изучали русскую культуру, литературу, а в моей фирме только и надо знать, что про кафель, договоры и говорить все время о деньгах!». Да уж, филологический факультет – это вам не экономический…

Некоторые наши студенты – ребята от смешанных браков, где, как правило, мама русская, а отец – итальянец. Мама, вредная, не говорила дома с детьми на родном языке или говорила, только когда они были маленькими. Парни и девушки часто об этом сожалеют: они хотят знать все о своей второй родине и приходят, что называется, наверстать упущенное. Есть и русскоговорящие студенты из Молдавии, Белоруссии, с Украины, несколько человек – из России.

– И как дается им обучение?

– По-разному. При первой же встрече я говорю: «Слушайте, русский язык, конечно, сложный, но не такой, как японский, китайский или немецкий. Но если уж вы решили его изучать, давайте делать это по уму. Вы можете пропускать какие угодно лекции, но на занятия по языку ходить обязаны, потому что без практики вы русский не выучите».

А начинаем мы с древнерусской литературы… Если студенты выдержат 30 часов этого курса – можно с уверенностью сказать, что они пойдут дальше. Вы, наверное, можете себе представить, каково это – итальянцам читать (даже в переводе!) «Повесть временных лет», «Слово о полку Игореве» или «Задонщину»…

– Так эти произведения даже нам читать нелегко!

– Но я хочу, чтобы они знали корни вашей русской культуры! На себе испытала, что это такое – изучать ее с конца. В свое время я недополучила частичку этих знаний. И потом мне пришлось очень долго развиваться, чтобы прочитать и понять эти произведения.


Ода русской женщине

– Выходит, годы прошли, а Россия для итальянцев – по-прежнему экзотика?

Болонский университет

– Я думаю, да. Я как-то постаралась понять, какое представление у среднего итальянского студента, изучающего русский язык, о вашей стране. Картина такова. Огромная страна. Очень холодно (как видим, особенно сейчас!). Всегда лежит снег. Русские говорят на сложном языке и очень много пьют. Беспредел. Это такой шаблон. Я, конечно, прилагаю усилия, чтобы объяснить своим студентам, что ситуация… чуть посложнее.

И еще из представлений. Русские женщины, по мнению итальянцев, очень красивые. Наши мужчины их любят, потому что они умеют угодить своему супругу. Поэтому у нас много смешанных браков.

Видимо, у вас действительно есть какие-то тайные таланты, которыми итальянки не обладают! (смеется).

Русская женщина, по-моему, – очень сильное существо. Я считаю, до сих пор ваше общество основано и держится именно на женщинах. Хотя мужчины и имеют власть, без женщин оно бы не функционировало. История вашей страны поистине драматическая, порой трагичная, и все эти тяжелые для народа события ваши женщины переживали терпеливо и смиренно: они столько терпели, подстраивались к новой власти и перестраивались на новый лад, они умели начинать жизнь с чистого листа в таких страшных условиях, что это достойно всяческого восхищения.

– В то же время у нас считается, что итальянские мужчины – самые галантные кавалеры. А какое у вас впечатление от русских?

– Даже не знаю, что вам ответить… Конечно, во времена Советского Союза русские мужчины находились в плачевном состоянии. Пьянство было страшной общественной язвой. Между прочим, у меня были русские знакомые, можно сказать, хорошие друзья, но… когда они… (щелкает по шее пальцами), это был конец.

Я думаю, проблемы ваших мужчин объяснялись опять же проблемами общества. Как ни парадоксально, сильный пол не мог проявить именно свою силу: предприимчивость, умение зарабатывать деньги, решительность. Я не знаю, как у вас теперь. Думаю, что постепенно ваши мужчины начали самоутверждаться. Хотя некоторые женщины говорят, что они по-прежнему не очень продвинуты…

Демократия – не сказка. Её надо построить

– Приехав в постперестроечную Россию, вы почувствовали «ветер перемен»? Изменились ли люди?

– Я была у вас и во время перестройки – в 1986 году, потом – в 1990-м, потом – в 1993-м. Общаясь с друзьями-россиянами, я знала, как тяжело им жилось в 1991-1992 годах: люди буквально голодали. Многие преподаватели вузов, научные сотрудники вынуждены были эмигрировать: им не платили. Моя подруга, работавшая в Петербургском университете, не получала зарплату полтора года – пришлось уехать. У России в тот период была большая потеря умственных сил. Она и сейчас продолжается, но не так драматически, как тогда.

Я застала ваши первые самостоятельные выборы в народные депутаты РСФСР. Они проходили в 1990 году, еще при Советском Союзе, но представляли собой уже не обряд, результаты которого всем известны, – люди впервые делали СВОЙ ВЫБОР. Тогда изменились настроения: россияне были оживлены, смотрели передачи, читали газеты, следили за общественной жизнью и активно в ней участвовали. Я помню это чувство… Мне казалось, в тот момент люди действительно поверили: да, мы можем построить демократию, вот-вот – и она наступит… А потом они поняли одновременно, что их ожидания не оправдались. Демократия – не сказка. Ее надо построить. А это трудно.

Не думаю, что это ностальгия по Советскому Союзу, но убеждена, что его развал был большой трагедией для всего мира. Это было так неожиданно, так… вдруг! Все проблемы, которые тлели в других странах, взорвались или как минимум обострились в один момент! Вспомните: Югославия, Руанда… До этого было хоть и хрупкое, но равновесие. Ушло более 10 лет, чтобы его восстановить.

 

– Как в Италии относятся к действующей российской власти – тандему Путина и Медведева?

– Специально я за этим не слежу, но мне кажется, в отношении итальянцев к вашему тандему есть некая доля позитива. Сначала мы думали, что правление Медведева – это всего-навсего такой промежуток для Путина, чтобы потом переизбраться. Но за последнее время и Медведев сумел себя проявить. Он довольно самостоятельно выступает иногда.

Если же вас интересует, что пишут о Путине и Медведеве в итальянских газетах, то могу сказать: было время, когда журналисты утверждали, что между ними сильный конфликт. Что Путин поступает более сурово, что у него развиваются жесткие националистические подходы к вопросам, что, грубо говоря, в решении проблем он будет стучать кулаком по столу. А Медведев, по мнению наших СМИ, – более мягкий лидер, и по отношению к другим странам тоже.  Таково мнение наших СМИ. Я же в политике не очень разбираюсь. Предпочитаю литературу.

– Габриэлла, в начале нашей беседы вы сказали, что так и не поняли Россию до конца. Но по ходу разговора выяснилось, что вы знаете о нас, пожалуй, больше, чем мы сами. Что же остается для вас загадкой?

– Вы знаете, как никогда до конца не поймешь любимого человека – так не постигнешь и страну, в которую давно влюблен. Я понимаю, что возлюбила страну (тут у Габриэллы на глазах появляются слезы), которую так никогда и не разгадаю. Может быть, это прозвучит немножко патетически, но для меня Россия – как болезнь. Не могу выздороветь.

 

Голосов:
10

Комментариев: 0

Просмотров: 4792

Поделиться

Новости

18.12.2018 //15:21
Главные достопримечательности России: от Красной площади до Байкала
18.12.2018 //12:37
Польские путешественники рассказали о Транссибирской магистрали
17.12.2018 //15:22
Тысяча электронных виз выдана на Дальний Восток за неделю
17.12.2018 //14:57
Китайские туристам отменят визы на Камчатку
17.12.2018 //13:48
Пять студентов московских вузов получили сертификаты на стажировку в Восточной горнорудной компании
17.12.2018 //12:46
На пресс-конференцию Владимира Путина аккредитовалось рекордное число журналистов
17.12.2018 //12:05
Национальная программа «Культура» повысит качество культурной жизни в малых городах страны
14.12.2018 //17:39
15 декабря начнется сбор предложений по развитию Дальнего Востока
14.12.2018 //16:36
Планируется расширить географию школьных экскурсий в рамках проекта «Дороги Победы»
14.12.2018 //14:07
Год театра открылся в России

Все новости

Также по теме